Мама Джейна
25.07.2017 в 23:37
Пишет fandom Firefly 2017:

fandom Firefly 2017 - мини G-PG, 1


extratop
mini



Название: Десять заповедей от Джейна Кобба
Автор: fandom Firefly 2017
Бета: fandom Firefly 2017
Размер: мини, 1189 слов
Пейринг/Персонажи: Джейн Кобб и все остальные
Категория: джен
Жанр: стёб, повседневность
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Джейна после событий на Кантоне настигает экзистенциальный кризис
Примечание/Предупреждения: 1) обсценная лексика (иначе какой это Джейн); 2) все совпадения с библейскими заповедями неслучайны, но у автора не было цели оскорбить чьи-нибудь религиозные чувства (и пастор Бук это подтвердит); 3) таймлайн - сразу после седьмого эпизода «Каменный Джейн» (Jaynestown)
Для голосования: #. fandom Firefly 2017 - "Десять заповедей от Джейна Кобба"


***
— Но это не имеет смысла, — мрачно говорит Джейн и замолкает.

Мэл тоже молчит.

Что тут ещё можно добавить? Людям нужен герой, нужен пример для подражания, они готовы умирать за то, во что верят. Вот и за Джейна можно, оказывается, умереть.

Планета Кантон остаётся далеко позади. Экипаж корабля по привычке перебрасывается шуточками про памятник Джейну.

— У него было такое лицо! — хихикает Кейли.

— Надо бы сравнить, оживить, так сказать впечатления, — добавляет Саймон. — Вот спустится наш герой Кантона к ужину, посмотрим вживую.

Но Джейн к ужину не выходит. И к завтраку тоже.

Обеспокоенный Мэл пытается войти к нему в каюту, но люк намертво заблокирован чем-то тяжёлым.

— Джейн, открой! Немедленно!

— Пошёл ты, кэп! Я беру, мать его, законный отпуск, — доносится снизу нетрезвый глухой голос. — И не долбись зря. Погнёшь мне Веру, я тебе бошку прострелю.

Мэл мог бы настаивать, однако не хочет лезть на рожон. В услугах Джейна экипаж сейчас не нуждается, корабль летит. Пусть себе отдохнёт, пока есть возможность.

— У юноши экзистенциальный кризис, — говорит пастор за обедом.

— Джейн даже слова такого не знает. Простейшие, вроде него… — пытается неловко пошутить Саймон, но умолкает под возмущённым взглядом Кейли.

— В каждом из нас дерьмо копится годами. И может рвануть не к месту, — глубокомысленно изрекает Уош.

— Вот только что будет, если рванёт у Джейна? — Зои отвечает вроде бы мужу, но смотрит на капитана.

— Я дал ему отпуск. Три дня. Максимум пять. На большее запасов алкоголя в его каюте всё равно не хватит, — спокойно говорит Мэл. — А там посмотрим.

— Когда я болела, Саймон всегда приносил мне что-нибудь вкусненькое, — добавляет Ривер.

— Мэй-мэй, Джейн не болеет, он просто не хочет никого видеть, — Саймон обнимает её за плечи и торопится увести из кают-компании.

— И больше никаких разговоров о Кантоне и его героях, — припечатывает Мэл. — Ни шуточек, ни дружеских подколов. Ясно? Не хватало ещё свар на борту.

***
Слова Ривер подают Кейли замечательную идею. И на следующий день у каюты Джейна возвышается небольшой кособокий кекс из белковой массы, политый настоящим растопленным шоколадом. Проходящий мимо Мэл вдыхает сладкий насыщенный запах и усмехается, представляя, чего стоило Кейли расстаться с любимым лакомством.

Рядом с кексом постепенно появляются и другие дары: ещё крепкое краснобокое яблоко, слегка помятый помидор с воткнутым в него стеблем петрушки, надкушенный с одного конца леденец на палочке, новенькая гавайская рубаха, коробочка с китайскими благовониями, моток прочных ниток с воткнутой в него иголкой.

Джейн по-прежнему не выходит из каюты и не может оценить подношений, а на стук отзывается приглушённым рыком, и поэтому неизвестные дарители (или даритель?) вскоре перестают стучать. Но подарков становится всё больше.

— Мы с вами наблюдаем самозарождающийся языческий обряд задабривания злого божества, — вполголоса говорит пастор Бук, усмехаясь в седые усы.

Они прячутся с Мэлом за угловой переборкой, а Ривер, изо всех сил стараясь быть незаметной, проскальзывает мимо каюты Джейна, и на несколько секунд останавливается возле кучи с дарами. Звякает металл о металл, Ривер на цыпочках удаляется.

— Хороший нож был, — мрачно отвечает Мэл. — Можно сказать, мой любимый. Если наточить — так вообще незаменимая вещь. Но эта мелкая сумасшедшая засранка пристала со своим «подари», и я не сумел удержаться. Порезаться она им всё равно бы не смогла.

— Да не оскудеет рука дающего.

— Хоть вы не издевайтесь, пастырь. У меня тут ЧП на корабле. Мутировавший культ героя Кантона во всей красе. Смести бы всю эту кучу дерьма в мусороприёмник, вытащить Джейна за шиворот, и в морду дать — исключительно в лечебных целях. Четвёртые сутки пошли.

— И был Моисей на горе Синай сорок дней и сорок ночей, — задумчиво цитирует пастор. — Ещё успеете, капитан. Вначале попробую я.

Он идёт к каюте Джейна, замирает у входного люка, потом решительно стучит. В ответ раздаётся невнятное бурчание, в основном состоящее из отборных китайских ругательств.

— Попробует он, — язвительно шепчет Мэл. — Пробуй, святоша.

***
Корабельные часы показывают вначале вечер, потом — утро.

Когда Мэл, потягиваясь, вылезает в коридор, то видит, что пастор сидит на полу возле каюты Джейна и вполголоса читает главу из своей карманной Библии. Судя по заинтересованным возгласам, раздающимся из-за люка, его внимательно слушают.

— Я уже давно стараюсь ничему не удивляться, — бормочет Мэл. — Но если Джейн примет слово божье, я от неожиданности застрелюсь.

— Что новенького? — спрашивает Кейли несколько часов спустя, заботливо протягивая сонному пастору Буку жестяную кружку с энергетическим напитком.

— Привлекли в паству заблудшую овцу в волчьей шкуре? — уточняет Мэл.

Остальные члены экипажа молчат, с интересом глядя на пастора.

Где-то вдалеке раздаётся скрежет открывающегося люка. И грохот.

Пастор Бук с преувеличенным смирением складывает на груди руки:

— Вот вам и ответ.

Помятый, опухший, но начисто выбритый Джейн появляется на пороге кают-компании.

— Что за госэ вы там понаставили? — говорит он вместо приветствия, сосредоточенно отчищая ботинок о металлическую скобу. — Чуть шею не сломал.

В воздухе отчётливо пахнет слегка подбродившим шоколадом.

— Мой кексик! — огорчённо всплёскивает руками Кейли. — Ты его растоптал!

Джейн присматривается к подошве, отколупывает от ребра протектора особо крупный кусок коричневатой массы, отправляет в рот.

— А ничего, вкусно.

Он обводит взглядом замерший то ли от удивления, то ли от брезгливости экипаж.

— С завтрашнего дня на мне опять можно пахать, — говорит Мэлу. — За те же деньги.

— И никаких больше несанкционированных пьянок на борту, — спокойно кивает капитан. — Не то выброшу на ближайшую луну без выплаты жалования за текущий месяц.

— Угум-с, — отвечает Джейн, успевший засунуть ложку в кастрюльку с разогретой белковой жижей.

— Оголодал, бедненький, — шепчет Кейли. — Пусть ест, я вам ещё разогрею.

— Кстати, я тут кой-чего набросал. Поправьте потом ошибки, — Джейн протягивает пастору Буку аккуратно сложенный листок. — А то в ваших заповедях слишком много заумных непоняток.

Пастор Бук разворачивает послание и начинает читать: вначале внимательно и серьёзно, а потом — еле сдерживая улыбку.

— Куда это послать, сын мой? На Кантон?

— Да мне одночленственно. Хоть подотритесь, — Джейн подхватывает кастрюльку под мышку. — Поскольку у меня сегодня ещё отпуск, я поем в каюте. А завтра как штык.

Когда его гулкие шаги затихают, члены экипажа в едином оживлённом порыве поворачиваются к пастору, который сосредоточенно чёркает по листку карандашом.

— Что там?

— Стихи?

— Любовное послание?

— Похабные частушки?

— Берите выше, дети мои, — торжественно изрекает пастор. — Это десять заповедей от Джейна Кобба. Только не смейтесь.

И кладёт посреди стола развёрнутый листок, на котором (если учесть исправления орфографии) написано следующее:

«1) Есть два мнения: твоё и все остальные. Убеждай, если чувствуешь в себе силу. Если ссыкотно — молчи в тряпочку и подчиняйся.
2) Не ставь никого выше себя (см. п. 1). Но молчи, пока тебя всё устраивает, соблюдай субординацию.
3) Презирай хлыщей и пиздоболов. Тот, кто много говорит, чаще всего ссыкун и засранец.
4) Шесть дней работай и делай всё, что надо. На седьмой день требуй оплату по двойному тарифу или забей болт.
5) Почитай мать твою, мать твою! Не зря тебя батя порол, пока мог. Деньги ей высылай, подарки её цени. Иначе ты — ушлёпок и тварь неблагодарная.
6) Не проломи зазря бошку ближнему своему, если есть шанс срубить с него (за него) деньжат. И потом не проломи без нужды, кровища плохо отмывается.
7) Не трахай бабу без её согласия, уважай себя. Не согласна — заплати, соблазни, уговори, подрочи в карман втихаря.
8) Не кради, если можешь попасться. По мелочи тоже не кради. Кради так, чтоб не подкопались, кради сразу помногу и лучше всего у богатых.
9) Не кати бочку зазря. Подставляй по-умному, не умеешь — не берись. Держи ответ за базар, если попался.
10) Не желай оружия ближнего твоего зазря. Понравилось — купи, укради, отними в бою. Не дрочи на чужую бабу, сперва попробуй договориться с её хахалем (но см. п. 7)».

Название: Ученик шерифа
Автор: fandom Firefly 2017
Бета: fandom Firefly 2017 / анонимный доброжелатель
Размер: мини, 1571 слово
Пейринг/Персонажи: Джейн Кобб, ОМП
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Нынешний шериф в городе уже десять лет, и за эти десять лет ни один горожанин не погиб от рук бандитов
Примечание/Предупреждения: ООС, постканон
Для голосования: #. fandom Firefly 2017 - "Ученик шерифа"



— Знаешь, сынок, — задумчиво сказал отец, — ходят слухи, что нашему шерифу нужен помощник. Годы берут своё, сам понимаешь.

Сэм пожал плечами. Звучало весьма расплывчато, но ведь отец не зря чуть ли не каждую неделю навещает пожилую соседку, приходящуюся нынешнему шерифу матерью. Так что информации можно было доверять.

Даже если не учитывать, что пожилая соседка не только приходилась матерью шерифу, но и гнала отменную хреновуху.

— Понятно, пап.

— И что тебе понятно? — нахмурился отец. — Ты же понимаешь, как сильно я за тебя, лоботряса, переживаю? Так вот, почему бы не попробовать? Вдруг шериф будет не против?

Сэм выразительно поднял бровь — их единственный разговор с местным представителем власти состоялся лет эдак пять назад, когда он по настоянию матери вылепил бюст вышеупомянутого представителя из глины и преподнёс ему на день рождения.

— Это чё такое? — спросил именинник. — Скульптура? Убери-ка подальше, малец, и никогда не страдай такой хернёй, слышишь? Никогда.

После этого шериф просто развернулся и ушёл с вечеринки. Отец с матерью потом из Сэма чуть душу не вытрясли, пытаясь понять, чем же их талантливый сынок так огорчил уважаемого человека. Мысль о том, что уважаемый человек был просто долбанутым на всю голову хамом, почему-то их так и не посетила.

С тех пор Сэм старался не попадаться шерифу на глаза.

Вообще говоря, предыдущего стража закона, старика Ричардса, Сэм помнил плохо, хотя тот был отличным мужиком — угощал детвору яблоками из своего сада, давал пострелять из воздушки и рассказывал весёлые истории о том, как хорошо живётся копам на центральных планетах. Вот только лицо его стёрлось из памяти почти полностью. Закрывая глаза, Сэм видел перед собой только восковую маску с похорон: после того, как главарь банды заезжих отморозков выпустил Ричардсу в лоб разрывную пулю, от лица мало что осталось.

Новый шериф в то время как раз гостил у матери. Он вышел к бандитам с автоматом наперевес и спросил, почему они вредят добрым людям — а затем, не получив ответа, положил главаря, и остальные, испугавшись, разбежались кто куда.

По крайней мере, так рассказывал отец — но, по словам очевидцев, будущий преемник бедняги Ричардса просто расстрелял всех со спины.

Что бы из этого ни было правдой, за те десять лет, что Джейн Кобб занимал свой пост, никто из горожан больше не погиб — разве что старина Билл Джексон; но он просто спьяну начал оказывать знаки внимания корове, которая, не оценив оказанной ей чести, забодала незадачливого ухажёра.

Шериф Кобб не стал её арестовывать.

— Но, пап, — наконец выдавил из себя Сэм. — Какой из меня помощник шерифа? Я и стрелять-то толком не умею

— Научишься. Миссис Кобб говорит, что мистер Кобб вообще не брал в руки пушку, а потом взял и пристрелил сборщика налогов прямо из окна детской.

Сэм поморщился — история казалась ему высосанной из пальца. Он не раз видел старую хибару Коббов — об отдельной детской там и речи быть не могло.

Но, похоже, отец твёрдо решил испортить единственному сыну жизнь — так что стоило расслабиться. Благо при встрече шериф наверняка поймёт, что Сэм Барнс — не тот, кто ему нужен, сколько бы хреновухи Коббов мистер Барнс ни покупал по праздникам

***
За пять лет, прошедших с их последней встречи, Джейн Кобб ни капельки не изменился: он по-прежнему был бородат, хмур и крайне неприветлив.

— Это что такое вообще, а?

— Мой сын, — заискивающе сказал отец, — Самюэль. Отличный парень, а миссис Кобб как раз говорила, что вам нужен толковый помощник. Так вот, толковей Сэма вы тут не найдёте. Он даже школу закончил.

— Что, ма так и сказала? Про помощника? — в голосе шерифа слышалось плохо скрываемое недоверие.

— Не буду же я вам врать, мистер Кобб.

— Слушай, Барнс, меньше помощника мне нужен разве что священник, или там доктор, или компаньонка… — и тут шериф осёкся. — Ладно, хер с вами со всеми. Давай попробуем.

От неожиданности Сэм заморгал, и лишь миг спустя понял, что на сравнение с компаньонкой стоило обидеться.

— А, — вдруг почти радостно произнёс шериф. — Я тебя знаю! Ты тот парень, что из глины лепит.

— Нет, — злорадно ответил Сэм. — Я такой хернёй не страдаю.

И тут Кобб заржал.

— А из пацана выйдет толк. Стрелять умеешь?

— Нет.

Отец заскрипел зубами, но промолчал.

— Приходи завтра с утра к участку. Постреляем.

***

Несмотря на то, что в городе был целый (пока что во всех смыслах) шериф, участок выглядел заброшенным. Должно быть, из-за того, что с бумагами Кобб, в отличие от старика Ричардса, возился мало — он больше ездил по округе в компании брата, говорил с людьми, выяснял, нет ли на кого жалоб; а если таковые были, то сразу же отправлялся к нарушителям порядка и разговаривал с ними о жизни и о преимуществах оной перед болезненной смертью. Обычно этого хватало.

О пришлых ребятах шериф тоже узнавал заранее, во многом благодаря связям своей матушки — и потому, что почти все пришлые резво ломились в таверну, где Кобб обычно и отсиживал вторую рабочую смену. Частенько он просто подходил к столику новоприбывших и говорил с ними по душам, после чего либо выпивал с гостями города и расставался с ними друзьями, либо случались казусы. На случай казусов завсегдатаи таверны обычно пили в бронежилетах — так что к праотцам отправлялись только те, с кем шериф так и не нашёл общего языка.

Правда, в последние пару лет все новички были исключительно милы, и казусы, ставшие притчей во языцех, уже практически и не случались.

В любом случае, сейчас Джейн Кобб стоял на ступеньках участка со здоровенным автоматом наперевес и махал Сэму рукой. К покосившемуся столбу рядом с ним были привязаны две лошади.

— Здорово, пацан

— Доброго утра, шериф.

— В седле держишься?

— Обижаете, — фыркнул Сэм. Он ездил верхом с самого детства, как и все в этом городе, так что вопрос показался ему странным.

— Ну, тогда залезай на Мэри, это гнедая. Я поеду на вороной.

— А как её зовут? — неожиданно для себя спросил Сэм.

— Речка.

— Странное имя для кобылы.

Шериф Кобб буркнул что-то себе под нос и пожал плечами. Лицо у него вытянулось.

Они ехали довольно долго, и Сэм, наконец, решился и спросил:

— Мы разве не стрелять собирались?

— А то.

— Тогда куда мы едем?

— К каньону.

Тут Сэм перестал что-то понимать. Вокруг города было полно пустырей, и смысла отправляться куда-то ради стрельбищ не было. Более того, через каньон пролегала дорога к городу, так что это было не лучшее место для того, чтобы учить новичка обращаться с оружием — а ну как всадишь в кого пулю ненароком? Ну да шерифу, похоже, было виднее.

Они остановились у обрыва — внизу простиралась пустынная дорога. Раньше, говорят, были и другие подъезды к городу, да вот только один завалило, с другим тоже что-то случилось — в итоге все так и ездили тут.

— Смотри, пацан, — медленно сказал Кобб. — Видишь красный камень? Высокий такой?

— Вижу, — прищурился Сэм.

— Если по каньону едет кто-то, кого мы не хотим видеть в городе, то нужно дождаться, когда первый из них будет рядом с камнем. Как только голова с ним поравнялась, сразу стреляем. Понял? А пока херачь по верхушке, — шериф протянул Сэму автомат. — Смотри в прицел, не прогадаешь. Снимаешь первого, остальные начинают кипешить, сдвигаешь ствол вправо и работаешь. Как-нибудь объясню получше.

Сэма передёрнуло.

— Так вот почему в город не приезжают бандиты?

— А твой папаша был прав, — серьёзно сказал шериф. — Ты и впрямь толковый. Ну что, поскачешь домой, к мамке, или остаёшься?

Сэм вздохнул.

— Стрелять по беззащитным людям — это как-то… подло?

— Есть такое дело, — задумчиво ответил Кобб. — Да вот только такие вот проповедники, вроде тебя, обычно мрут первыми, особенно когда беззащитные люди достают пушки. Кстати, жаль, потому что даже среди проповедников попадаются отличные ребята. В общем, честные пусть проезжают, нехай, не жалко.

— А как вы отличаете, честные люди или нет?

Шериф на миг замолчал, обдумывая ответ.

— Знаешь, пацан, ма меня с детства учила зубы чистить. Ну, типа, перед зеркалом. Каждое утро.

Сэм кивнул. Его мать тоже не была лишена подобных предрассудков.

— Так вот, если я в прицел вижу рожу, и она похожа на то, что я утром в зеркале видел — надо стрелять.

— Со мной это не сработает. Я очень прилично выгляжу.

— Смотри на меня, — ухмыльнулся Кобб. — А если что, я тебе оставлю свою фотографию. Ну, что надумал? Валишь?

Сэм взглянул на красный камень, одиноко стоявший там, где дорога поворачивала к городу. Затем внимательно посмотрел на шерифа.

— Остаюсь.

***
Три месяца спустя Сэм уже неплохо стрелял и даже поучаствовал в двух облавах — до города не доехало восемь человек, вооружённых до зубов. Добытое оружие Сэм с Коббом, несмотря на укоризненные взгляды Мэри и Речки, разложили по седельным сумкам, а затем взялись за лопаты, которые Кобб хранил в трёх метрах от огневой позиции.

— Вот скажи мне, пацан, — после третьей могилы шериф вытер пот со лба. — Вот на хера мне это всё надо? Там, наверху, звёзды, и возле каждой столько мудаков… А я всё ещё здесь. С лопатой.

— Ну, одна звезда у вас всё-таки есть, шерифская. Разве она того не стоит?

— И мудак на весь город только один, ага?

В голосе шерифа звучала такая тоска, словно это его закапывали. Причём заживо.

— Это наш город, — ответил Сэм. — Кто-то должен копать, чтобы он спал спокойно.

— Да ты, парень, поэт.

— Ну, вы же так решили десять лет тому назад.

— Тогда больше было некому копать.

Дурное предчувствие охватило Сэма, но он изо всех сил постарался отогнать его.

— Её зовут Вера, — вдруг сказал Джейн. — Мою винтовку.

Это показалось Сэму странным, но шериф назвал свою кобылу Речкой, так что ждать от него можно было всякого.

***
Когда ещё три месяца спустя Джейн Кобб исчез, говаривали всякое.

Кто-то считал, что шериф таки нарвался на ребят покруче и сейчас кормил стервятников где-то на западе от красного камня. Были и те, кто вроде как видел Кобба в соседнем городе в компании какой-то темноволосой женщины — паршивая примета.

Отец Сэма, вернувшись домой с бутылкой, сказал, что у Джейна теперь всё будет хорошо, а у них, наверное, плохо.

Сэм не слушал — Вера у него на коленях нуждалась в хорошей чистке, а на следующий день он запланировал прогулку к каньону.

Шерифский значок тоже стоило как следует отполировать.

Звёзды маняще сияли на небе, но Сэму пока что было чем заняться.

Название: Джейну Коббу, до востребования
Автор: fandom Firefly 2017
Бета: анонимный доброжелатель
Размер: мини, 1101 слово
Пейринг/Персонажи: Рэдиант Кобб, Джейн Кобб, ОЖП
Категория: джен
Жанр: повседневность
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Рэдиант Кобб собирает посылку, которую отправит… ну и куда на этот раз она отправит посылку?
Примечание/Предупреждения: OOC, постканон
Для голосования: #. fandom Firefly 2017 - "Джейну Коббу, до востребования"


Рэдиант Кобб собирает посылку, которую отправит… ну и куда на этот раз она отправит посылку?

Этот вопрос всегда не то чтобы ставит миссис Кобб в тупик — и все-таки вводит в легкое замешательство. Проще всего было бы на какую-нибудь крупную планету — но, кажется, сына черти носят по всей Периферии.

На этот раз она укладывает всё в деревянную коробку из-под бутылок лимонада. Выглядит, конечно, так себе — зато крепкая и прочная, не развалится, пока будет мотаться по транспортным отсекам.

Джейн пишет ей, — когда получается написать, — что работает при космопорте и часто летает с места на место, обслуживая корабли Альянса. Ну да, держи карман шире: если пустить ее сыночка в космопорт, он за пару недель вынесет оттуда всё, что плохо приколочено. А что приколочено хорошо — оторвет и спиздит хотя бы из духа противоречия. Вместе с гвоздями.

В саду уже поспели яблоки, но их-то не отправишь до востребования. Слишком многие вещи, в общем-то, нельзя отправить Джейну почтой Альянса. Например, огромные прозрачно-золотистые на просвет яблоки, слишком хрупкие стеклянные банки с вишневым вареньем, пироги со сливами и корицей, объятья и поцелуи.

Так вот, Джейн даже ржавые гвозди у Альянса (да и не только, чего уж там) спиздит из духа противоречия и самых лучших побуждений — ну, то есть чтобы толкнуть перекупщикам подороже, само собой. Вообще Джейн — хороший мальчик и о ней заботится. Но всё-таки маме врать нехорошо: ясное дело, что дом с пятью сотнями акров плодородной земли не купишь на те барыши, что получают техники, тем более от Альянса. Нет бы честно сказал, что где-нибудь мародерствует… ну, или что там еще нелегального и опасного можно провернуть. Насчет законности заработка сына Рэдиант иллюзий не питала — ну да и черт бы с ней, с законностью. Но вот маму обманывать нехорошо.
Совсем от рук отбился — за такие (и не только, поводов-то хватало) дела она ему в детстве уши драла. И к слову о саде и ушах…

— Эй! А ну-ка слезли, пиздюки малолетние! — Рэдиант выходит в сад с Джимми наперевес, шаркая домашними тапочками, и делает предупредительный выстрел в воздух. Кричит вслед рвущим из ее сада соседским отпрыскам, размахивающим на бегу ведрами:
— Еще раз увижу — будете улепетывать уже с солью в жопах!
Джимми — это ее гладкоствольное ружье марки «Вествуд»: старое, как дерьмо мамонта, но безотказное и любимое. Миссис Кобб вообще гордится тем, что и помидоры может на продажу вырастить, и грабителю полголовы из дробовика снести, и Джейну свитер связать. В конце концов, она не всю жизнь была гордой фермершей со своим садом, совсем не всю жизнь — повидали они с Биллом и детьми всякое. Бывали времена, когда Рэдиант из пяти сморщенных картошек да горсти чечевицы варила суп на всю семью. Видит Бог, может, и были они не лучшими родителями, может быть, и не была их халупа дворцом — но отдавали детям всё, что могли отдать. И всё, что могли у них взять сами маленькие Коббы.
Рэдиант не может послать Джейну объятья в ящике из-под лимонадных бутылок, но может связать ему свитер.

На этот раз зеленый с красными узорами. Дурацкая расцветка, но с шерстяными нитками в их городке, а то и на планетке, не слишком-то хорошо. Оно и понятно: нынче все предпочитают покупать готовую одежду, которую привозят торговцы Альянса… но Рэдиант Кобб упрямо вяжет своим детям свитера. По зеленому свитеру Джейна будут скакать красные олени.

В конце концов, совсем скоро Рождество. Нормальное, христианское Рождество — ни Рэдиант, ни ее покойный муж никогда не приветствовали всей этой азиатщины. Их с Биллом семьи не просто вышли со старой Терры — нет: они всегда помнили, что родом из Кентукки, что пресвитериане, что всегда занимались землей… может быть, именно поэтому Коббы и знают, что корни — это важно. Семья — важна.
«Вместе мы выстоим, порознь падём».

Жаль только, что опять девочки отодвинут ее подальше от плиты и рождественского ужина — празднует Рэдиант то у одной, то у другой дочери в гостях, и обе хлопочут над ней, словно над больной старухой. Уже и пирог не испечь, в самом-то деле.

Она вкладывает в посылку письмо, где рассказывает Джейну о ферме, о брате и сестрах, о племянниках и племянницах — обе ее дочки уже давно замужем — и в последнюю очередь, но все-таки и о себе тоже. Может быть, в кои-то веки ее дражайший сыночек, чтоб ему пусто было, вспомнит о доме и соизволит приехать.

Рэдиант скучает по Джейну. Его, в конце концов, дома не было восемь лет. Да, скучает и беспокоится — как день ясно, что он опять ввязался во что-нибудь эдакое. Он вообще с самого детства таскался за сомнительными компаниями — мальчик у нее хороший, Господь свидетель, но вечно якшается с какими-нибудь проходимцами. Вот и нахватался: то в драку ввяжется, то притащит ей целую охапку роз… помнится, розы были из сада мэра их городка — и, видимо, недостаточно хорошо приколочены.

Она усмехается себе под нос, поправляет очки и кладет в деревянный ящик из-под лимонада пару вязаных носков и небольшую походную аптечку. Просто так, на всякий случай. Ничего плохого с Джейном не случится, конечно.
Как бы не так. Не с ее мальчиком.
В конце концов, он ведь Кобб.


Кричит петух, между стволами яблонь уже пробиваются первые лучи — сегодня она встала засветло, чтобы поспеть в почтовое отделение перед ярмаркой. Рэдиант одевается понаряднее, загружает посылку на маленькую тележку — спина всё-таки уже не та — и отправляется на почту.

— Миссис Кобб! — Мэригольд Смит улыбается ей во все сорок восемь, а то и сто, зубов, парочка из которых — железные. — А вам-то денежный перевод! И письмо. Вот же старая дура, я и забыла...
Ага, Мэригольд — и не помнит. Мэригольд помнит всё, включая прогноз погоды двадцатилетней давности, не говоря уже об обидах. Вот ведь старая перечница, а! Рэдиант увела у нее Билла сорок лет назад, не меньше, а Мэри всё пытается какую-нибудь свинью подложить. Вот и сейчас тянула с извещением о письме до последнего — теперь даже ответить Джейну не получится сразу. Письма-то только по пятницам принимают, а посылки — по воскресеньям.

Впрочем, всё потом: сейчас миссис Кобб торопливо распечатывает письмо и подслеповато щурится — опять очки для близи забыла, вот ведь старая дура-то, в самом деле. Может, не так уж девочки и неправы.
Рэдиант не приходится напрягать глаза слишком долго — Джейн, как и всегда, будто телеграфирует, а не маме пишет, негодник. Она отодвигает письмо подальше, наконец разбирает, что написано кривоватым, почти детским, почерком — и вдруг улыбается так, что даже Мэригольд Смит впору позавидовать. Потому что ей пишет Джейн. И потому что письмо было отправлено пять недель назад.

«Дорогая мама!
Не будешь ли ты против, если мы с моими друзьями заглянем к тебе в конце следующего месяца? Они, честное слово, хорошие и тебе понравятся.
Только это, вот что, ты переставь Библию повыше и папину форму Альянса убери на антресоли. Ты только из-за Библии не злись, я тебе потом всё объясню. И из-за формы. И вообще, короче, не злись. Скоро будем.
Целую, твой сын Джейн»


Рэдиант Кобб улыбается.
В это Рождество ей определенно придется много готовить.

Название: Фриланс
Автор: fandom Firefly 2017
Бета: fandom Firefly 2017
Размер: мини, 1157 слов
Пейринг/Персонажи: команда Серенити, команда Бибопа
Категория: джен
Жанр: повседневность
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Об особенностях фриланса в пределах космоса
Примечание/Предупреждения: кроссовер с "Ковбоем "Бибопом"
Для голосования: #. fandom Firefly 2017 - "Фриланс"


Фриланс – почти идеальный род деятельности: сам себе хозяин, клиентов выбираешь сам, работёнку – тоже. График работы – свободный. Соцпакет и страховка – хрен тебе, зато не приходится иметь дело с мудаками, которые вздумают помыкать тобой, как скотиной. Ты свободен.

И ты голоден, в большинстве из свободных дней.
Ты настолько голоден, что урчание в животе становится постоянным саундтреком твоего желудка. С голодухи ты готов сожрать собственную руку или даже работать с мудаками. Ты хватаешься за любую подвернувшуюся возможность заработать на хлебушек с маслом.

Иногда твоя команда против.

– Мэл, я против, – заявил доктор, всем своим видом подтверждая свою позицию – хмурые брови сведены к переносице, руки скрещены на груди, взгляд обиженного и упрямого подростка неотрывно буравит собеседника.

– Расслабься, док, ничего ей не сделается. Ты мне что, не доверяешь?

– Нет.

– Это ранит моё сердце, – Мэл схватился за грудь с наигранной драматичностью. – Безопасность твоей сестры гарантирована, всё продумано, ведь у нас есть план: используем девчонку как наживку, заманиваем простачка-любителя на необитаемый кусок камня, обезоруживаем, связываем, грабим и улетаем, давая себе фору в сутки-двое. Идеально.

– Звучит ужасно, – негодовал доктор, качая головой.

– Звучит здорово! Я в деле, – сообщила, мимо проходя, его сестра. – Я наживка. Вот смеху-то будет, – и удалилась в направлении кухни.

– Видишь? Ей весело. Двое «против», один воздержался, голосованием большинства и мной в частности решено – мы в деле. Пойду свяжусь с Мистером Вселенной.

***

В космосе плыло нечто. Оно было голодно, оно выжидало. Оно притаилось в недрах холодильника.

***

Помимо перманентного чувства голода, когда ты работаешь на себя, а работы нет – приходится помирать со скуки. Ты занимаешься чем угодно на корабле, лишь бы не думать о пустом животе: часами принимаешь ванну с пеной, перебираешь и чистишь оружие, зависаешь в Сети или со скучающим выражением лица втыкаешь в телек. Развлекательным шоу полагается тебя развлекать, но, кажется, им об этом сказать забыли.

Все, как один, отвлекаются от ничегонеделанья, лишь когда наступает всеми любимая передача «Крупный калибр» – главный источник информации во вселенной о самых опасных беглых преступниках и о сумме гонораров, предлагаемых за их головы.

– Ривер Тэ-эм, – пропел ребенок, отвлекшись от Сети и краем глаза приметив фото размеров на весь экран, – девочка-гений, способная взорвать вселенную силой мысли-и-и. Привет, Ривер! – ребенок помахал фотографии и вернулся в свою виртуальную реальность, уже выискивая подробности.

– Фига себе, – присвистнул бугай, увидев предлагаемую сумму.

– Мы определенно в деле, – обмотанная в полотенце и с мокрыми волосами, радостно констатировала красивая алчная особа, в глазах которой уже загорелись миллионы и всё то, что на них можно было бы купить.

– Эд протии-ив, – напел ребенок, то ли мальчик, то ли девочка – не разберешь, – Эд и Ривер друзья-я-я.

– Ну, знаешь, – негодующе воскликнула красотка, возвращаясь к водным процедурам, – за такую сумму можно и забить на дружбу.

– Гав, – не согласилась собака породы корги, осуждающе глядя красотке вслед.

– Заткнись, Айн, – крикнула девушка из ванны, – много ты понимаешь!

***

Затаившись, оно молча ждало подходящего момента. Столкновение с так удачно пролетающим мимо бортом корабля класса «светлячок» помогло – дверь в холодильнике приоткрылась. Оно вышло на свободу.

***

– Мэл, если с ней что-нибудь случится…

– Расслабься, док, иначе прикажу Джейну тебя связать и оставить на борту. Зои, как там у вас?

Всё было готово. Засада, приманка, главный по связям с общественностью и главный по воровству. Всё шло по плану.

Спайк Шпигель спрыгнул со своей «шлюпки» и, закурив сигарету, двинулся по обшарпанной пыльной дороге вдоль причала.

На необитаемом камне вполне благополучно обитали – один бар, один прилавок со всем необходимым, и пара торгашей с сувенирами из местных «богатств» природы, очевидно, чтобы смотреть томными вечерами на безделушку и вспоминать это злачное место. Зачем кому-то в здравом уме это потребуется – вопрос второй.
Спайк остановился возле торгаша и стал вяло рассматривать статуэтку осла с печальными серыми глазами-камушками.

Из бара вышел Мэл в сопровождении Пастора, доктора и девчонки. То, что надо. Четверка отправилась на прогулку, словно здесь было, на что посмотреть. Спайк, откинув ослика, зашагал следом.

Отойдя на некоторое расстояние от десятерых местных обитателей, Спайк выхватил револьвер и произнес:

– Ни с места. Сдавайте оружие и руки вверх, вы окружены.

Мэл повернулся к наставившему на него пушку Шпигелю, но оружие не сдал. Вместо этого огляделся по сторонам, отмечая бугая и девушку, державшую их на мушке, и улыбнулся.

– Вы тоже.

Позади команды охотников за головами образовались Зои и Джейн, доктор, пастор и сам капитан, направившие оружие на противника. Недолго думая, Мэл нажал на курок. Спайк уже сгруппировался, увернулся и стрельнул в обратную. Началась пальба – от бессмысленных ранений обе стороны спасали так стратегически удачно расположившиеся редкие кустарники и крупные валуны.

Доктор, вместе с пастором прикрывая Ривер, велел ей немедленно бежать к кораблю. Ривер, отобрав у брата пистолет, прострелила валун в паре миллиметров от бугая. Недовольный Саймон вернул своё оружие и принялся грозно уговаривать её одуматься и уйти в укрытие.

А возле Джейна откуда-то сверху прыгнул ребенок и, сидя на корточках, принялся его внимательно изучать.

– Чё тебе?

Ребенок вдруг зарычал и вцепился в ногу Джейна руками, ногами и зубами.

– Черт! Мэл! Тут какой-то пацан ошизел. Отвали, я сказал! Не то пристрелю!

Никакие доводы не помогали Джейну вызволить ногу на свободу. Зои, отвлекшись от перестрелки с брюнеткой, не удержалась и прыснула.

– Радикал Эдвард! – вдруг радостно воскликнула Ривер, подбегая к клубку из повалившихся наземь Джейна и ребенка. Радостно виляющая хвостом корги участливо лаяла на них.

Мэл и Спайк уже отбросили опустошенные револьверы и перешли на рукопашную, примерно с равными силами атакуя друг друга. Стиль Спайка – грациозное джит кун-до, стиль Мэла – размашистые кулаки и пинки.

Ребенок отвлекся от ноги и поднялся, оказываясь лицом к лицу с Ривер. Несколько мгновений они всматривались друг в друга, изучая, словно считывая мысли и эмоции. Наконец, Эд радостно взвизгнула:

– Ривер Тэм! Эд так рад увидеться! Так рад! – и девочки обнялись, как обнимаются старые, давно не видевшиеся друзья – тепло и со всей силы.

– Мы пришли сдать тебя властям!

– А мы – вас ограбить.

– Гав!

Девчонки задорно смеялись, всё еще не отлепляясь друг от друга. Взрослые озадаченно замерли.

– Мы очень голодные.

– Мы тоже.

– Пойдем, добудем чего-нибудь поесть?

– Ривер! – прикрикнул доктор, но сестра уже не слушала, несясь вслед за Эдом вниз по каньону.

Запыхавшиеся и недовольные Рейнолдс и Шпигель, Джейн и Джет, Зои и Фей смотрели друг на друга, размышляя, что делать дальше.

– Надо бы догнать девочек, пока они чего не натворили, – благоразумно заметил пастор Бук.

После недолгих раздумий все сложили оружие.

***

Разделив скудную трапезу, добытую девочками, две такие разные, но такие одинаковые команды пришли к перемирию.

Эд познакомила экипаж «Серенити» с экипажем «БиБопа» («Это Спайки-Спайк! Джетто-Джет! Фей! И Айн. Айн, поздоровайся со всеми!» – «Гав!»), Ривер представила свою команду. Поговорили о сложностях фриланса и методах борьбы с голодом, поедая отваренные кактусы.

***

Оно мчалось вперед со скоростью света. Оно пробежало все отсеки в поисках пищи. И оно нашло то, что искало. О да.

– Ай! – вскрикнула Инара, схватившись за лодыжку. – Мэл, у нас завелись крысы?! – потирая укушенное место, Инара с удивлением обнаружила проявляющийся в считанные секунды ярко фиолетовый синяк. – Что за?.. – и она откинулась на спинку стула без чувств. Мэл и доктор тут же подбежали к ней.

– О нет, – страдальчески протянул Спайк, узнав синяк, – только не это снова.

***

Иногда всё идёт не по плану, и награду не получает никто.

Иногда приходится спасаться от йогурта.

Иногда охотники за головами дружат с контрабандистами.

– Увидимся, космические ковбои.













URL записи